Москва

Вдохновенный рассказ Лики Титаренко о двух выходах на зимний пленэр (ведь уже потеплело))). Надо отметить, что Лика Титаренко — профессиональный архитектор, обладающий не только художественным, но и впечатляющим литературным талантом)!
********************
«Храм в Кожухово выбран мною СОВЕРШЕННО не случайно! И не только потому ,что он сравнительно недалеко от меня расположен, так сказать в наших южных краях.
Надо сказать,что храмам, посвященным Александру Невскому,в Москве не повезло. Их мало было, их много снесли или позакрывали, в основном, теперь это новые храмы, расположенные в новых районах.
Так что это один из них, из новых. Расположен очень удачно, архитектура замечательная, как и сам архитектор — Дмитрий Пшеничников.
И каждый раз, проезжая в метро открытый участок между Коломенской и Автозаводской, я вижу этот храм,(при условии, конечно, что стою или сижу лицом в нужную сторону))
В связи с чем я не могла не изобразить этот момент.»

«Неужели мороз и белый снег действительно были?
Они-таки были!
Потому что именно в самый морозный день — целых ! МИНУС! 7!
С меня понесло пленерить акварелью.
После пленера в Переславле я очень долго раскачивались и все никак не могла выбраться на Московскую фазу пленера Александра Невского. Как будто все чего -то ждала…Народ тем временем выходил писать, решал какие храмы выбрать для выезда на общий пленер, движуха имелась …
Но было пасмурно, мокрый плюс, никакого желания…А хотелось небольшого минуса и белого чистого снежка и поэкспериментировать с морозной фактурой акварели.
Ждала, ждала и дождалась! Минус 7! И ветер!
А тянуть уже нельзя, сроки жмут!)
И вот я с акварелью смело отправляюсь к храму Александра Невского в Кожухово.
Одним посещением дело не ограничилось,так как в первый раз акварель мгновенно замёрзла, бумага встала колом и превратилась в кусок фанеры, а фотоаппарат, которым надо было осуществить фотофиксацию мгновенно разрядился …
Дома я удачно высушила морозные узоры, добавила немного деталей и поехала снова заканчивать работу и фотофиксироваться.
Мороз однако крепчал и к нему добавился ветер, и это было весьма критично.
Руки на ветру мёрзли нещадно, планшет вырывало из рук, а когда я пыталась с ним сфотографироваться, уносило вдаль с риском сдуть в «Нагатинский «затон.
Фотик не желал держать заряд на морозе
Руки отказывались держать фотик.
Само собой разумеется, вокруг не было ни души и некого было попросить сфотографировать меня с работой на фоне храма.
Автоспуск на ветру и на морозе превратился то ли в квест, то ли в эстафету, то ли в бег с препятствиями, то ли в забег на короткую дистанцию, а скорее всего во все это сразу вместе взятое.
Ветер задувал, руки крючило от холода.
Фотик падал, планшет падал, не успевала убежать или убегала слишком далеко или вне поля зрения объектива, то ноги в кадре, то руки, то лавка, то земля…то голова есть, картинки нет, то картинка есть — лицо не в кадре, то все вроде влезло — храм не вошёл…
Наконец необходимое свидетельство моего присутствия было получено и я понеслась к станции метро Технопарк отогревать окоченевшие конечности.»
«8 и 9 февраля немного потеплело, и пленер продолжался в Даниловом монастыре. Я поехала 9 февраля в воскресенье. Снег ещё присутствовал в городских пейзажах города Москвы. Мне удалось сделать наброски, сфотографироваться без особых проблем, ибо после Кожухово все казалось намного менее экстремальным.»